clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

Categories:

во дворе за столиком под лампой

ДАЧНОЕ. СОБУТЫЛЬНИКИ

 

У моего отца есть рассказ "Человек с голубым лицом", про то, как мы попали в аварию. Авария была, только меня там не было.

Отец ехал в Москву, а вместе с ним - сосед Борис Костюковский, поселковые электрики Генка Иванов и Генка Мазуров, и рабочий на все руки Коля Луковкин. Отец часто подвозил соседей и знакомых. В поселке это было принято.

 

Там, где сейчас пересечение Калужского шоссе с МКАД, разорвало правый передний баллон. Машина перевернулась, проехала десять метров на крыше и свалилась под откос.

Машина была Волга ГАЗ-21, самой первой модели, с оленем на капоте и звездой на радиаторе. Настоящий танк. Никто не убился.

 

Все решили, что они второй раз родились и теперь вроде как побратимы.

Костюковский быстро отпал: через неделю собрались выпить, а он не пришел. А вот оба Генки и Коля Луковкин надолго остались отцовскими друзьями-собутыльниками. Приходили довольно часто. Иногда очень поздно вечером.

Отец к ним выходил. Они сидели за столиком во дворе. Под низкой лампой – зеленые бутылки "Московской" и горы белых мундштуков "Беломора", обгоревшие с одного конца и обмусоленные с другого. Хлеб и соленые огурцы.

 

Генка Мазуров был чернявый, пузатый. Серьезный рабочий человек. Генка Иванов – русый, румяный, с голубыми глазами. Злой. Коля Луковкин – как из песни про желтую крапиву. Худой, небритый, с широкой непонятной улыбкой.

 

Года три прошло. Машину отрихтовали, облудили, перекрасили. А они все ходили выпивать. Правда, Генка Мазуров все реже. Солидный рабочий человек, я же говорю.

Однажды Генка Иванов пришел в воскресенье утром и просто-таки потребовал, чтобы отец вез его к теще в неблизкую деревню. Вот прямо сейчас. Отец отказался.

- Ты же мне названный брат! – возмутился Генка.

- Брат, брат, - сказал отец. – Но сейчас не выйдет. Мне некогда.

- Так, - сказал Генка, уставив одну руку в бок, а другой почесывая подбородок. – Некогда, значит… А может, поговорим?

Отец был очень силен и умел драться. Мама рассказывала, что он ее в буквальном смысле отбил у прежнего кавалера.

- Поговорим, - сказал он, вставая из-за стола. – Прямо здесь хочешь?

Генка сдал назад:

- Да нет, я в смысле, что если не можешь, то ладно.

- Ладно, ладно.

Потом Генка приходил мириться. Но уже в последний раз. А Коля Луковкин еще много раз захаживал. То сам четвертинку приносил, то ему отец полбутылки ставил.

 

Я так и не понял, зачем отцу это было нужно. Для меня это загадка.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments