clear_text (clear_text) wrote,
clear_text
clear_text

семейные сцены

ЯНВАРЬ. ПРОГУЛКА

 

Сестра Настя поила больного Васю Гурьянова микстурой. Две ложечки. Он сглотнул и сказал:

- Настенька, а я видел, как папаша тебя по попке шлепал, а ты плакала.

- Ладно, Васечка, врать, - сказала Настя и ушла.

 

Но Вася по правде видел. Он смотрел в замочную скважину. Папаша стоял спиной, и видно было, как он широкой ладонью звонко хлопает Настю по попке. Но попку видно не было, только краешек панталон. Зато было видно Настино лицо с круглыми глазами, полными слез.

Васе казалось, что папаша его шлепает. Ему больно стало – за Настеньку, и захотелось ее защитить. Чтоб у него был конь и сабля, как у кавалерийского офицера, он бы скакал по всей земле и убивал бы всех злых обидчиков, и снес бы голову папаше, и приголубил бы Настеньку, а потом сам бы нашлепал ее по попке.

За обедом он спросил:

- Папочка, а мы – богатые?

- Нет, не богатые, - сказал папаша, - но мы хорошо обеспечены.

- И всего этого папа добился своим трудом, - сказала мамаша.

- А почему батрак или бурлак трудятся в поте лица своего, - сказал Вася, - а папочке бумаги на дом приносят, а жалованье у него в сто раз больше?

- В университете поймешь, когда будешь изучать политическую экономию, - сказала мамаша.

- Мой отец, а твой дед, был батраком, - сказал папаша, и губы у него дрогнули. – Я учился на медные деньги. Но ты, Василий, можешь стать батраком или бурлаком, если пожелаешь.

Настя под столом сильно пнула Васю своим башмачком по голени.

- Ты что, больно... – зашипел он.

- Не обижай папочку! – крикнула она и выбежала прочь.

 

Но потом вернулась, неся драповое зимнее пальто.

- Пойдем, Васечка, на веранду, я там проветрила, свежим воздухом подышишь. Вот, оденься.

Он еще ходил сам, но со второго этажа уже навсегда перебрался. Они с Настею медленно шаркали вдоль высоких подмерзших окон коридора. Прошли мимо гостиной, библиотеки, телефонной. На веранде было прохладно.

- Я через десять минут приду, а если раньше захочешь, дерни сонетку, - и она намотала ему на запястье мягкий витой шнурок, который шел к блестящему серебряному звонку.

 

Вася Гурьянов глядел, как по дорожке вокруг веранды гуляет военный человек с винтовкой за плечом. Летом тут был красивый парк, а зимой – лес как лес. Вдалеке видна была желтая ограда, а за ней – вся эта огромная страна, с бурлаками и батраками, которая так глупо ему досталась, а сейчас погружалась в туманное молоко вместе с окном, подоконником и шнурком, за который не хотелось дергать.

- Ты зачем подсматривал? - спросил папаша.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments