Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Драгунский

Денис Драгунский. Как они нас любят!

Как сильно они нас любят!

Один человек сильно разочаровался в своем друге. Решил, что это не друг вовсе, а настоящий негодяй и последняя сволочь. И что с ним надо окончательно порвать. Не общаться и не встречаться. Никогда! Ни разу! Поэтому он сначала долго звонил ему домой, потом на работу, выяснил, что он в командировке довольно далеко и надолго, и поэтому он взял билет на самолет, а потом долго искал гостиницу, где он остановился, потом часов шесть ждал его у дверей номера, а когда тот появился – сухо произнес: «Ты сволочь и негодяй! Понял?»
И гордо вышел прочь.
Что сие означает?
Сие означает, что данный персонаж просто жить не мог без своего друга. Был к нему ужасно привязан.
Хотя, казалось бы: не хочешь общаться – не общайся. Сам не звони, а на звонки отвечай торопливо и сухо. Но нет! Обожаемый объект не отпускает. Хочется все время быть рядом, все время обозначать свое небезразличие.
Такое бывает и в политике.
Взять, например, партию «Союз Правых Сил».
Вряд ли кого-нибудь еще так поливают. Особенно усердствуют в поливе именно те, кто считает себя людьми образованными, социально успешными, демократически настроенными, что особенно важно. Свободолюбцами и искателями истины.
Ну, казалось бы – есть какая-то там партия. Были какие-то мальчики в штанишках. Когда-то, где-то, как-то отметились на пегом политическом горизонте России. Какие-то там реформы. Реформишки. Реформулечки. Ерунда, одним словом. Проехали.
Но нет. Куда там. Ехать еще долго. Конца не видно.
Кто разрушил великую державу? СПС. Кто виноват, что мужики пьют, а бабы не рожают? Кто сдуру попер в Госдуму? СПС. Кто опять осрамился, облажался, спотыкнулся, сглупил, сморозил, сбрендил, шмякнулся, так что брызги в стороны летят? СПС. У кого нет никаких шансов ни на что? У СПС.
И вот так -7х24.
Любят. Жить не могут без.

Драгунский

мужчины, женщины и вещи

РАЗГОВОРЫ НА СКАМЕЙКЕ У МОРЯ:

1.

- Муж сегодня с утра по хозяйству: мусор вынес, в магазин сбегал, овощи настриг для окрошки - ну, что может быть лучше?

- Муж, который домработницу наймёт.

2.

- Был тут вчера на блошином рынке в Звейниекциемсе, там кассетный видюшник продавали за десять евро, с ума сойти. А когда-то за такой видюшник убивали. Обалдеть. Сейчас не верится. А ведь убивали! Помню, кино было про это. Следователь говорит: "убиты трое граждан, из квартиры похищена видеотехника".

- А то! Еще бы. Видео стоило дороже квартиры. И за первые компьютеры убивали, особенно если с цветным монитором.

- Обалдеть. А сейчас за что убивают?

- Сейчас ни за что. Сейчас просто так.

3.

- Ты внучку позвала, как я просила?

- Позвала, она не хочет. Я ей сказала: "Пойдем в гости, там будет хороший мальчик, приехал из Москвы". А она говорит: "Нет. А вдруг я влюблюсь в мальчика, а он уедет, и нельзя будет встречаться, и будет очень тяжело. Лучше не надо".

- Подожди! А сколько ей лет? Восемь?

- Ты что! Уже одиннадцать!

- А-а. Тогда понятно.

Драгунский

сон на 6 апреля 2012 года

ЖЕЛТАЯ ТЕТРАДЬ

Приснилось, что я сдал сборник рассказов, отослал файл в редакцию, и собираюсь, наконец, написать нечто другое. Длинное. А именно – книгу о себе. Большую и подробную, но не просто автобиографию. Рассказ обо всем, что я видел и чувствовал – особенно в юности.
Тем более что я давно уже такую книгу пишу.

Причем не на компьютере, а от руки. Шариковой ручкой в большой тетради. Желтая, толстая, в мягкой обложке, тетрадь. Почти до конца исписанная мелким, но четким почерком. Я вообще-то пишу очень неразборчиво. Отвык. Наверное, с двадцати лет печатаю на машинке, а с девяносто второго года – на компьютере. Почерк испортился безнадежно – иногда напишу что-то в ежедневнике, а потом сам не могу разобрать.
Но тут я специально старался, писал медленно и аккуратно, буква к букве. Так что страниц через тридцать улучшил свой почерк. Это даже заметно, как он становится все более уверенным и гладким от начала к концу.
Почему от руки? Потому что по утрам. До того, как включил компьютер. На свежую голову. Тем более что во сне и ранним утром, когда еще лежишь с полузакрытыми глазами, иногда приходят очень яркие и подробные воспоминания.
Только успевай записывать.

Как прекрасно, что есть уже такая заготовка, такой задел. Я вспоминаю эти страницы, как там все тщательно, кружевно написано. Тугое, плотное, узорчатое переплетение реальных событий и переживаний.
Я выдвигаю ящик стола, где лежит эта тетрадка.
Ее там нет.
На полке, где стоят мои старые ежедневники, записные книжки и «сонники» за 2010 год – помните, я тогда решил записать все сны за целый год? – ее тоже нет. На тумбочке в спальне – тоже нет. На низком комоде около кресла в гостиной – тоже нет. Куда же я ее запихнул, запрятал? Или просто отложил в сторону, и теперь не могу найти. Я терпеть не могу, когда люди, даже мои близкие и любимые, вот так, бездумным жестом левой руки, куда-то в сторону суют часы, телефоны, бумажники, документы, письма, кольца и все такое, и потом это надо искать всей семьей, и я ворчу – «опять жест левой руки?» А теперь, выходит, я сам стал такой. Грустно. Но где же тетрадка?
На книжных полках – тоже нет. Я просматриваю все корешки, до мелькания в глазах. Потом лезу в закрытые полки, которые за дверцами, в которых какая-то старая ерунда, учебники, труды конференций, юбилейные сборники и прочее.
Тетрадки нигде нет.

Господи, а как я гордился, что от руки! А теперь – всё. А какой был текст! Уже не восстановишь. Точно так, как было – не сделаешь.
Какая жалость. Даже в груди тесно.
Просыпаюсь. Не может же быть, что она вот так прямо пропала! Я хочу вскочить с кровати, бежать искать – на антресолях, среди коробок, среди журнальных подшивок…
Вдруг вспоминаю, что такой тетради у меня нет. И не было никогда.
Сразу отпускает. Фу! Слава богу. Приснится же такое.
Но потом становится жалко, что нет у меня такой тетради.
Даже еще жальче.
Потому что, если бы она была, я бы ее не потерял.
Наверное. Хотя кто знает.
Драгунский

в дни поражений и побед

ШКАФ И КЛЯЗЬМА 

- Конечно, только стеллажи! – воскликнула Тамара Петровна. – Простые белые стеллажи от пола до потолка, это ты правильно решил, это так красиво и удобно.
- Конечно, надо поехать в Грецию или, в крайнем случае, на Кипр. И ты совершенно права – надолго, минимум на две недели, а то и на три! Имеем право, третий год без нормального отпуска, - ответил Сергей Иванович.
Они обсуждали новую мебель и летний отдых.
Приятно, когда такое понимание со стороны любимого человека. Они даже поцеловались. И бросились к компьютерам. Каждый к своему. Тамара Петровна – на сайт IKEA, а Сергей Иванович – на сайты туристических агентств.
В квартире стало тихо. Только слышны были шелковистые переборы двух клавиатур и нежное кликанье мышек.


Однако Тамара Петровна хотела купить книжный шкаф.
Она терпеть не могла стеллажи, потому что они копят пыль. И потом, книжный шкаф – это красиво и романтично. Можно ставить книги в два ряда. Большие назад, а маленькие вперед. Разные золоченые томики. Вперемешку со статуэтками. Тем более что сейчас, когда все есть в интернете, к книжным полкам не так уж бегают, как раньше.
Но мужу об этом говорить было нельзя. Для него книжный шкаф – это что-то мещанское, бабушкино-тетушкино. Какие-то подростковые комплексы, черт знает…
А Сергей Иванович хотел отдыхать под Москвой.
Потому что в июле высвечивался новый большой проект, и глупо будет, если он в самый важный момент окажется за две тысячи верст от родного офиса. А так – можно жить в пансионате где-нибудь недалеко и, что называется, держать руку на пульсе.
Но об этом нельзя было даже заикаться, потому что два предыдущих лета они не ездили отдыхать ровно по той же самой причине: новый проект, и отлучаться опасно – уведут. 

Поэтому Тамара Петровна никак не могла подобрать нужный стеллаж. Чтоб он отвечал изысканным требованиям мужа. Она показывала ему разные варианты, волокла его в разные магазины, большие и маленькие – а Сергей Иванович всё никак не мог собрать документы для продления загранпаспорта. 

- Ладно, - сказал Сергей Иванович, глядя на ореховый шкаф под старину. – Пожалуй, придется брать вот это. Ничего лучше мы все равно не найдем.
- Смешная дрымба, - сказала Тамара Петровна. – Я так мечтала о стеллажах.
- А я так мечтал поплавать в Эгейском море, - вздохнул Сергей Иванович.
Кажется, они поняли друг друга.
Но не подали вида.
Красиво расставили книги в шкафу и поехали отдыхать на Клязьму. Зато на целых три недели.
Правда, с новым проектом ничего не вышло.
Но это и неважно.

Liberte

с "лейкой" и блокнотом

КНИГА СВОЕВРЕМЕННАЯ, НУЖНАЯ

Глубокоуважаемые читатели!
Вот письмо от моей дочери, юзера irdr:

Дорогие друзья!
Я пишу документальную книгу об офисном рабстве.

Подробности тут: http://irdr.livejournal.com/839491.html
Ищу героев, которым есть что рассказать. Если вы опасаетесь чего-то - можно общаться анонимно.
Своими историями вы поможете другим людям избежать многих ошибок.

...Сверху офис похож на муравейник. Обитатели, правда, покрупнее. Но такие же молчаливые и целеустремленные. Тщательно причесанные и гладко одетые. Они двигаются между столов, переносят бумаги с места на место, говорят по телефонам, стучат по клавиатурам, что-то перебирают в папках. Ни на что не отвлекаются. Все непрофильные сайты надежно заблокированы ай-ти отделом. На каждом компьютере установлена программа-шпион, делающая снимок экрана раз в пять минут. На стенах торчат видеокамеры. Они пишут не только изображение, но и звук. Всех видно. Всех слышно. Про всех всё известно и понятно. Никто не тратит время зря. Потому что каждая секунда принадлежит хозяину. Тому, кто сейчас смотрит сверху вниз.
Только что он позвал секретаршу. Она идет недостаточно быстро. Или ему так кажется? "Вернись на место!" Она возвращается. "Ко мне!" снова командует он. Она идет. Нет, конечно же, она идет слишком медленно. Какой-то прогулочный шаг, черт знает что... "На место!" - кричит он снова. Она снова возвращается к своему столу, замирает в ожидании приказа. "Ко мне!" Она опять шагает. "Стоп!" Она задирает голову и смотрит недоуменно. "Когда я зову, ты должна бежать! - кричит он. - Понимаешь, бе-жать! Не идти, не гулять, не ковылять, а бееежаааать!!!" Она быстро возвращается на исходную позицию и бежит. И еще раз. И еще. Хозяин сдержанно кивает - урок усвоен...

Пишите мне на office_slavery@mail.ru
Можем встретиться, поговорить лично (Москва), можем обсудить он-лайн.
C уважением,

Ирина Драгунская, журналист
 

Драгунский

этнография и антропология

КРАСНЫЙ КОНВЕРТ

Я стал миллионером сразу, как приехал в Америку. Вернее, не сразу, а недели через полторы. Не совсем миллионером, а кандидатом.
Но по порядку. Я приехал, снял квартиру, через несколько дней зарегистрировал телефонный номер. И довольно скоро нашел в почтовом ящике конверт.
Он был с целлофановым окошечком. Оттуда выглядывали жирные буквы:
"Denis Dragunsky! Congratulations! You are a millionaire!"
В письме было сказано, что компьютер выбрал меня из сотен тысяч телефонных абонентов. И назначил мне выигрыш в 10.000.000 долларов. То есть я стал настоящим миллионером. Потому что один-два миллиона - это несерьезно. Налоги, подарки родственникам, то да се... Десять - другое дело.
Правда, я еще был неокончательным миллионером. Оставался всего один шаг. Принять участие в розыгрыше главного приза. Для этого нужна была самая малость: подписаться на два печатных органа из приложенного списка.
Я тогда не знал, что такое junk mail, то есть спам. Не знал, что нормальные люди кидают такие послания в мусорный бак, не читая. Поэтому я подписался на Washington Post и на Time Magazine. И не жалею. Подписка, кстати, была очень дешевая.
Я уж совсем забыл про это, как вдруг через полгода мне приходит новое письмо.
Там написано: "Денис Драгунский! Вы выиграли!"
И ни слова больше. Интересные дела.
Еще через неделю новое письмо: "Денис Драгунский! Ждите красный конверт!"
Ого, - думаю. Вот это да!
Дней через десять красный конверт приходит. Открываю.
"Денис Драгунский! Поздравляем Вас! В дополнительном утешительном туре Вы выиграли великолепный искусственный бриллиант ценой в 250 долларов! Согласны ли Вы принять выигрыш?"
Согласен, - отвечаю. Тем более что там приложена открытка для ответа.
Приходит новое письмо:
"Дорогой победитель! Фирма-партнер поставляет нам искусственные бриллианты только в виде готовых перстней. Оправа для Вашего выигрыша стоит 400 долларов. Переведите нам эту сумму, и станьте владельцем перстня ценой в 650 долларов. Таким образом, 250 долларов - Ваш чистый выигрыш!
P.S. Вы вправе потребовать камень без оправы. Мы готовы специально для Вас распилить готовый перстень и извлечь Ваш выигрыш. Стоимость этой дополнительной услуги - 250 долларов".
Вот и вся история.
Газету и журнал, однако, целый год читал с удовольствием и пользой.
Драгунский

догнать и перегнать

АНТИКВАРИАТ. БЫСТРО

Знакомая на днях рассказывала:
- Надо было срочно дискету прочитать, а дома все компьютеры под флешки, нету дырки для дискеты, все, тю-тю, понедельника ждать не могу, что делать? Слава богу, сын полез на антресоли за лыжными ботинками, и нашел там старый отцовский компьютер...

С чего начинается родина? Со старой отцовской буденновки?
Или уже со старого отцовского компьютера?
Быстро как.

Вступает в должность Барак Обама.
Вот, думаю, прогресс какой в Соединенных Штатах. Еще живы негры, которые помнят все кошмары расовой сегрегации. Входили в автобусы через заднюю дверцу, видели вывески "только для белых", и все такое.
А теперь, значит, Америка выбрала чернокожего президента. Как быстро!
Да, но!
Когда в США официально закончилась расовая сегрегация? В 1964 году.
А у нас еще в начале 1980-х за чтение, а тем более за распространение самиздата или тамиздата можно было запросто сесть или пойти в ссылку.
...
В общем, у нас прогресса больше, и бежит он быстрее.