Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Драгунский

Денис Драгунский. Как они нас любят!

Как сильно они нас любят!

Один человек сильно разочаровался в своем друге. Решил, что это не друг вовсе, а настоящий негодяй и последняя сволочь. И что с ним надо окончательно порвать. Не общаться и не встречаться. Никогда! Ни разу! Поэтому он сначала долго звонил ему домой, потом на работу, выяснил, что он в командировке довольно далеко и надолго, и поэтому он взял билет на самолет, а потом долго искал гостиницу, где он остановился, потом часов шесть ждал его у дверей номера, а когда тот появился – сухо произнес: «Ты сволочь и негодяй! Понял?»
И гордо вышел прочь.
Что сие означает?
Сие означает, что данный персонаж просто жить не мог без своего друга. Был к нему ужасно привязан.
Хотя, казалось бы: не хочешь общаться – не общайся. Сам не звони, а на звонки отвечай торопливо и сухо. Но нет! Обожаемый объект не отпускает. Хочется все время быть рядом, все время обозначать свое небезразличие.
Такое бывает и в политике.
Взять, например, партию «Союз Правых Сил».
Вряд ли кого-нибудь еще так поливают. Особенно усердствуют в поливе именно те, кто считает себя людьми образованными, социально успешными, демократически настроенными, что особенно важно. Свободолюбцами и искателями истины.
Ну, казалось бы – есть какая-то там партия. Были какие-то мальчики в штанишках. Когда-то, где-то, как-то отметились на пегом политическом горизонте России. Какие-то там реформы. Реформишки. Реформулечки. Ерунда, одним словом. Проехали.
Но нет. Куда там. Ехать еще долго. Конца не видно.
Кто разрушил великую державу? СПС. Кто виноват, что мужики пьют, а бабы не рожают? Кто сдуру попер в Госдуму? СПС. Кто опять осрамился, облажался, спотыкнулся, сглупил, сморозил, сбрендил, шмякнулся, так что брызги в стороны летят? СПС. У кого нет никаких шансов ни на что? У СПС.
И вот так -7х24.
Любят. Жить не могут без.

Драгунский

истинное происшествие

НЕ ЛОВИТСЯ!

Однажды, на студенческо-аспирантской конференции, я в кулуарах подошел к одной приятной девушке из другого города. Она была постарше меня, но очень хороша - умна, изысканна в речи и манерах, да и просто красива, чего уж там.
Я сказал ей, этак небрежно:
- Недавно я сличал русскую рукопись XVII века, перевод апокрифического  «письма Понтия Пилата Тиберию». Там есть выражение «от всех дел упражнятися в субботу» - то есть не работать. В латинском подлиннике, и в греческом варианте этих слов нет. Мне интересно слово «упражняться» в данном контексте. Макс Фасмер, ссылаясь на Преображенского, говорит, что «упражняться» происходит от слова «праздный», но считает эту этимологию не вполне достоверной.  «Упражнение» по-гречески будет «askesis» - но Шантрен* не дает ничего подходящего для этого случая...
Она внимательно меня выслушала и сказала:
- Не ловится.
- Что не ловится? - не понял я.
- Ничего не ловится, - нежно сказала она, подняв на меня глаза (то ли агатовые, то ли фиалковые, уже не помню, но точно прекрасные). - Милый молодой человек, мне тридцать пять лет, у меня муж и двое детей, а на эту конференцию я приехала с любовником. Успехов!
- Спасибо, - сказал я.
- Да не за что! - улыбнулась она. - А у вас что, есть свой собственный Шантрен?
Но я повернулся и ушел.
__
* Этимологический словарь греческого языка Пьера Шантрена (Pierre Chantraine, Dictionnaire étymologique de la langue grecque)
VD&DV

будет мне двенадцать...

КЕМ БЫТЬ? АЛЬТЕРНАТИВА 

Еще одна история про выбор профессии для ребенка.
Была семья, где все – папа и мама, а также обе бабушки и один дедушка – были лингвистами. И не просто, а выпускниками Отделения структурной (ныне «теоретической») и прикладной лингвистики филфака МГУ.

Как-то за чаем зашел разговор о том, куда поступать сыну-внуку. Которому в данный момент было лет двенадцать. И которого, слава Богу, за столом не было.
- Конечно, на структурную лингвистику! – сказала мама.
- Естественно, - сказал папа.
- Не рановато ли об этом думать? – спросил я.
- Но туда очень трудно поступить, - сказала бабушка.
- Очень, очень трудно, - сказала мама. – Если серьезно подходить, то уже сейчас надо начинать готовиться.

- Послушайте! - легкомысленно сказал я. – А почему это он непременно должен стать структурным лингвистом?
- А что, по-вашему, он должен в ларьке торговать?! – закричала бабушка.

Драгунский

вопросы языкознания

ШКОЛА. 2

 

У нас был ученик Саша Сморчков. Он пришел в класс чуть позже – в октябре. Кажется, они переехали из другого города. Помню, на урок его привел отец – точно такой же, скуластый, круглоносый и стриженый под бокс.

- Раиса Ивановна! – сказал он, указывая на сына. – В случае чего вы его бейте! Вот как отец вам поручаю, честное слово говорю: бейте, бейте!

У него получалось "бейтя, бейтя!" Он прикладывал широкую ладонь к сердцу.

Потом он ушел. А Саша остался стоять у учительского стола.

- Сморчков, значит? – спросила Раиса Иванна. – Будем тебя звать Сморчок! Привыкай. Не бойся, бить не буду. Иди, Сморчок, на место.

 

Учился Саша Сморчков очень так себе. Чтение освоил с трудом. И никак не мог понять разницу между гласными и согласными.

- Гласные можно тянуть, - в сотый раз повторяла Раиса Иванна, - а согласные – нельзя. Вот, слушай, Сморчок. Ааааа! Оооо! Ыыыыы! Но – ф! р! ж! Понял?

- Не-а… - говорил Сморчок.

- Ну, давай сам. Аааааа! Ээээээ!

- Ааааа! – повторял он – Ээээээ!

- А теперь: ф! р! м!

- Фффффф… Ррррррр! Мммммм…. – говорил он.

- Идиот! – кричала Раиса Иванна.

- Жжжжж! - говорил Сморчок. – Лллллл! Ззззззз. Хххххх. Шшшш.

 

Он долго так жужжал, шипел и пыхтел.

Потом его перевели в другую школу. "Для особо одаренных", как пошутила Раиса Иванна. Но мы-то поняли – в школу для дураков.

 

А потом, на филфаке МГУ, слушая лекции по фонетике профессора Панова, а также по общему языкознанию профессора Степанова, я узнал, что Сморчок был прав.

Драгунский

толковый словарь живаго великорусскаго языка

СКОРБНОЕ БЕСЧУВСТВИЕ


Одна девочка на вступительном собеседовании сказала, что хочет заниматься пиаром. "А что это такое?" – спросил преподаватель. Девочка сначала задрыгала руками и сказала: "Ну, это, в общем, когда пиарят!" А потом обиделась и крикнула: "Да вы что, сами не знаете?!" Это мне рассказывала Татьяна Ильинична Иванова, наставница юных журналистов.

 

А мне одна девочка-студентка говорила, что ей неинтересно.

Все неинтересно. Книжки неинтересно, картинки неинтересно, экономика и право тоже ни капельки не интересно.

- А что вам интересно?

- Интересно - это когда прикольно.

- Хорошо, -  сказал я. - А что лично вас прикалывает? Что вам по приколу?

Она угрюмо замолчала и молчала целых три минуты. Потом прошептала, чуть ли не со слезами:

 - Ну, это, в общем... чтобы приколоться...

И опять замолчала. Я сказал:

- Отлично. Но что именно? Вы только не стесняйтесь. Музыка? Дискотека? Ночной клуб? Выпить? Поплясать? Ну, это самое... сексом заняться? Или, пардон, косяка забить, вмазать? Я никому не скажу.

Она жутко обиделась:

- Что я, блядь? пьянь? наркота? клубная дурочка?.. Прикол - это прикол. Вы просто не знаете, что такое прикольная жизнь.

- А вы знаете? – осторожно спросил я.

- Знаю, - сказала она. – Только у меня ее нету, и поэтому я тоскую как собака… ничего меня не прикалывает...

Мне тоже тоскливо стало.

Только не подумайте, что я ругаю нынешнюю молодежь. Я в свое время чувствовал нечто похожее. Только другими словами.