Category: юмор

Драгунский

Денис Драгунский. Как они нас любят!

Как сильно они нас любят!

Один человек сильно разочаровался в своем друге. Решил, что это не друг вовсе, а настоящий негодяй и последняя сволочь. И что с ним надо окончательно порвать. Не общаться и не встречаться. Никогда! Ни разу! Поэтому он сначала долго звонил ему домой, потом на работу, выяснил, что он в командировке довольно далеко и надолго, и поэтому он взял билет на самолет, а потом долго искал гостиницу, где он остановился, потом часов шесть ждал его у дверей номера, а когда тот появился – сухо произнес: «Ты сволочь и негодяй! Понял?»
И гордо вышел прочь.
Что сие означает?
Сие означает, что данный персонаж просто жить не мог без своего друга. Был к нему ужасно привязан.
Хотя, казалось бы: не хочешь общаться – не общайся. Сам не звони, а на звонки отвечай торопливо и сухо. Но нет! Обожаемый объект не отпускает. Хочется все время быть рядом, все время обозначать свое небезразличие.
Такое бывает и в политике.
Взять, например, партию «Союз Правых Сил».
Вряд ли кого-нибудь еще так поливают. Особенно усердствуют в поливе именно те, кто считает себя людьми образованными, социально успешными, демократически настроенными, что особенно важно. Свободолюбцами и искателями истины.
Ну, казалось бы – есть какая-то там партия. Были какие-то мальчики в штанишках. Когда-то, где-то, как-то отметились на пегом политическом горизонте России. Какие-то там реформы. Реформишки. Реформулечки. Ерунда, одним словом. Проехали.
Но нет. Куда там. Ехать еще долго. Конца не видно.
Кто разрушил великую державу? СПС. Кто виноват, что мужики пьют, а бабы не рожают? Кто сдуру попер в Госдуму? СПС. Кто опять осрамился, облажался, спотыкнулся, сглупил, сморозил, сбрендил, шмякнулся, так что брызги в стороны летят? СПС. У кого нет никаких шансов ни на что? У СПС.
И вот так -7х24.
Любят. Жить не могут без.

Драгунский

владею со словарем

РАЗГОВОРНИК

Просто две смешные истории.
Первая.
Однажды я - студент-второкурсник кафедры классической филологии - шел по мосту, который ведет от Кутузовского к Калининскому.
Не слишком поздняя ночь. Я практически трезв, иду со скромной девичьей вечеринки.
Навстречу пожилой мужчина с немолодой дамой. Оба сильно выпивши.
Мужчина (старик, как мне тогда показалось) бросается ко мне, причем подмигивая своей даме, и орет:
- Dic mihi, juvenis, ubi lagenam vini emere possim? (скажи, парень, где здесь купить бутылку вина - лат.)
Я слегка офигеваю, но, собрав себя в кулак, отвечаю:
- Nescio, tamen nox venit, omnes tabernae clausae sunt! (не знаю, однако ночь, все магазины закрыты - лат.)
Тут офигевает он. И спрашивает меня:
- Я пьяный да? Я в жопу напился, и у меня белочка, да?
Я холодно вопрошаю в ответ:
- Quousque tandem, viator, abutere patientia mea?! (доколе ты, путник, будешь злоупотреблять терпением моим? - почти по Цицерону)
И, сделав рукой величавый жест, иду своей дорогой, не оборачиваясь.

Вторая.
Ищу какую-то улицу в районе вокзальной площади города Берна. По карте все ясно, а на местности не получается. У меня так бывает иногда. Возвращаюсь к исходной точке, к зданию вокзала. Стоят две юные швейцарочки на автобусной остановке. Подхожу.
- I'm sorry, do yo speak English?
- Yes, a little, - вежливо, но без особой приветливости.
Спрашиваю, где такая-то улица. Объясняют, помогая себе жестами.
- Thank you very much, - говорю.
- Bitte, bitte, - отвечают.
Отхожу буквально на шаг. И слышу, как они возмущаются по-русски:
- Эти американцы такие наглые! Все прям им обязаны английский знать! Хоть бы разговорник купил, честное слово!
Драгунский

толковый словарь живаго великорусскаго языка

СКОРБНОЕ БЕСЧУВСТВИЕ


Одна девочка на вступительном собеседовании сказала, что хочет заниматься пиаром. "А что это такое?" – спросил преподаватель. Девочка сначала задрыгала руками и сказала: "Ну, это, в общем, когда пиарят!" А потом обиделась и крикнула: "Да вы что, сами не знаете?!" Это мне рассказывала Татьяна Ильинична Иванова, наставница юных журналистов.

 

А мне одна девочка-студентка говорила, что ей неинтересно.

Все неинтересно. Книжки неинтересно, картинки неинтересно, экономика и право тоже ни капельки не интересно.

- А что вам интересно?

- Интересно - это когда прикольно.

- Хорошо, -  сказал я. - А что лично вас прикалывает? Что вам по приколу?

Она угрюмо замолчала и молчала целых три минуты. Потом прошептала, чуть ли не со слезами:

 - Ну, это, в общем... чтобы приколоться...

И опять замолчала. Я сказал:

- Отлично. Но что именно? Вы только не стесняйтесь. Музыка? Дискотека? Ночной клуб? Выпить? Поплясать? Ну, это самое... сексом заняться? Или, пардон, косяка забить, вмазать? Я никому не скажу.

Она жутко обиделась:

- Что я, блядь? пьянь? наркота? клубная дурочка?.. Прикол - это прикол. Вы просто не знаете, что такое прикольная жизнь.

- А вы знаете? – осторожно спросил я.

- Знаю, - сказала она. – Только у меня ее нету, и поэтому я тоскую как собака… ничего меня не прикалывает...

Мне тоже тоскливо стало.

Только не подумайте, что я ругаю нынешнюю молодежь. Я в свое время чувствовал нечто похожее. Только другими словами.